Телефоннная связь в РККА - Страница 4 - Форум реконструкторов Беларуси
Форум реконструкторов Беларуси 
Понедельник, 05.12.2016, 16:30

Приветствую Вас Гость | RSS
Сайт | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 7«1234567»
Форум реконструкторов Беларуси » Вторая Мировая война » Рабоче-Крестьянская Красная Армия » Телефоннная связь в РККА (Любая информация по теме)
Телефоннная связь в РККА
sotamestariДата: Воскресенье, 01.01.2012, 18:13 | Сообщение # 46
Группа: Пользователи
Сообщений: 52
Статус: Offline
Есть почти весь вариант фурнитуры на УНА-И-31. Новодельный разумеется.
Прикрепления: 2911902.jpg(209Kb)


Сообщение отредактировал sotamestari - Воскресенье, 01.01.2012, 18:14
 
=BY=RUDYДата: Вторник, 03.01.2012, 08:43 | Сообщение # 47
Группа: 4 ВДК
Сообщений: 350
Статус: Offline
А на ТАИ-43?
 
sotamestariДата: Вторник, 03.01.2012, 13:19 | Сообщение # 48
Группа: Пользователи
Сообщений: 52
Статус: Offline
Кто вам мешает вставить ТАИ-43 в ящик от УНА-И-31 если всё равно ящик под него надо делать? Смысл делать шаг назад? ТАИ-43 выпуска ранее февраля 1945 г. пока я не встречал, а довоенный ящик внешне идёт на любой период войны.
 
AlexДата: Вторник, 03.01.2012, 13:56 | Сообщение # 49
Группа: РККА
Сообщений: 435
Статус: Offline
sotamestari, а где можно познакомиться с чертежами (либо подробными обмерами + фото) на ящик УНА-И-31?
 
AlexДата: Четверг, 12.01.2012, 18:52 | Сообщение # 50
Группа: РККА
Сообщений: 435
Статус: Offline
Ниже размещенные фотографии - со страницы ОВИК "Связист", за что спасибо Александру Зубкину.


Прикрепления: 1229261.jpg(111Kb) · 9914377.jpg(47Kb) · 3285431.jpg(121Kb)
 
AlexДата: Четверг, 12.01.2012, 18:54 | Сообщение # 51
Группа: РККА
Сообщений: 435
Статус: Offline


Прикрепления: 9576476.jpg(174Kb) · 8255377.jpg(176Kb) · 0572545.jpg(188Kb)
 
AlexДата: Пятница, 13.01.2012, 11:41 | Сообщение # 52
Группа: РККА
Сообщений: 435
Статус: Offline



Добавлено (12.01.2012, 19:01)
---------------------------------------------
С iremember.ru

Ефрейтор Георгий Гармашев,

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ. Родился 16 мая 1926 года на Украине, в деревне Гармашевка Беловодского района Луганской (бывшей Ворошиловградской) области. После окончания 7 классов учился в ремесленном училище, которое не закончил. В 1943 году был призван в ряды Красной Армии. Семь меясцев проходил обучение в запасной части, затем - на фронте. Воевал сначала в составе 10-й полевой автохлебопекарни (ПАХ; в/ч 72584), а после ее расформирования - в составе 15-го отдельного линейного батальона связи (в/ч 384), 2-й Украинский фронт. Ефрейтор. Был награжден орденом Красной Звезды, медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", "За освобождение Праги", "За взятие Будапешта", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг". После демобилизации работал сварщиком, слесарем, токарем, потом - сварщиком-монтажником на строительстве Нарвской ГЭС, Прибалтийской и Эстонской ГРЭС (город Нарва, Эстонская ССР). Заносился на городскую "Доску Почета", имел высокие показатели в работе.

"...И.Вершинин. Какие средства связи использовались на фронте?

Г.Гармашев. Ну обычно что у нас было? Рация - и все. А так обычно связь поддерживалась на проводах. Вот дают тебе катушку - и ты ползешь, как крот, с этой катушкой. Под обстрелом иногда дело происходило. Иногда как засекут - так приземлишься и остановишься, перестанут - опять ползешь.

И.Вершинин. Связь прерывалась?

Г.Гармашев. Бывали такие случаи.

И.Вершинин. А на какое примерно расстояние связь устанавливалась?

Г.Гармашев. Я скажу, что даже до полкилометра, примерно так, по точкам. Так что до полкилометра наверняка было. И потери были очень большие, потому что свяжешься - не отвечает, пополз налаживать связь - все, нет тебя в живых.

И.Вершинин. А устные распоряжение командира в качестве посыльного приходилось передавать?

Г.Гармашев. Да, приходилось, были такие случаи.

И.Вершинин. Как связисту вам, вероятно, приходилось бывать на НП. Как оборудовались наши НП?

Г.Гармашев. Я скажу так, что обижаться не приходилось. Заторов никаких не было.

И.Вершинин. Что вы можете сказать о наших телефонных аппаратах?

Г.Гармашев. Но, между прочим, у нас ФЭТ был. Вот те были очень хорошие аппараты. А вот были РЭС, так те были уже слабыми. А вот те были сильными и хорошими?

И.Вершинин. Кстати, когда вы в самом начале прибыли в отдельный линейный батальон связи после, насколько я понимаю, расформирования 10-го ПАХА, вас дополнительно готовили как связиста?

Г.Гармашев. Да, проходил подготовку. А как же? Обучали, самое главное, работать на сигналы, чтобы не упускать эти сигналы. И точно данные учили передавать. А тоже ведь со связью было всякого. В другой раз: колотишь-колотишь-колотишь, черта с два, никто все равно не отвечает. Потом немного погодя к тебе приходит сигнал: такую-то мать, что ты молчишь? Я говорю: я давал сигнал, но как-то не принят он был. Тоже были своего рода помехи..."

Добавлено (12.01.2012, 19:13)
---------------------------------------------
Гавриш Григорий Васильевич (1925 г.р.)

"...Но на этом сандомирском плацдарме мы застряли надолго. Разведчики лазили-лазили, бились-бились, но так и не смогли достать языка. И тогда было принято решение провести разведку боем. А я в то время был уже не пулеметчиком, а связистом. Связистов постоянно не хватало, и зачастую получалось как? Приходит пополнение с оккупированных территорий, а там, конечно, в основном ребята без образования и начальной подготовки, которых сразу бросили на передовую. Помню, попал к нам как-то один паренек, украинец. Побежал устранять порыв, прибегает: «Нашел и устранил!» А связи то нет, и мы его спрашиваем: «Как?» - «Связал в узел крепко-крепко!», вот вам и подготовка…

Зато я имел определенную подготовку, которую получил, занимаясь в кружке еще до войны, и меня спросили, не хочу ли перейти во взвод связи. А во мне еще с детства подсознательно сидело, что связь это мое, ведь я даже родился в день радио. Подумал и согласился. Как говорится в армейской поговорке «кто не боится пыли и грязи, идет в роту связи!» И вот в той разведке боем, за то, что я там пару раз восстановил обрывы и обеспечил бесперебойную связь, меня наградили медалью «За отвагу».

Многие бывшие фронтовики с ужасом вспоминают «разведки боем», потому что при этом случались большие потери.

В нашем случае все прошло удачно. Вначале была проведена хорошая артподготовка, и только потом силами где-то до батальона двинулись вперед. Причем, нас ведь научили, как нужно двигаться сразу за валом артиллерийского огня, поэтому успешно достигли немецких окопов, захватили языка, и без особых потерь вернулись обратно.

Сколько вы пробыли на сандомирском плацдарме?

Мы там простояли где-то с сентября до самого начала наступления в середине января. И скажу вам, что перед наступлением мы проделали просто огромную работу. Даже проводов не хватало, столько мы проложили линий. Так мы что делали. Там стояли линии высоковольтных передач, а у нас, конечно, никаких когтей. Подходили к столбам, стреляли по изолятору, он разбивался и провод падал на землю. Мы его разматывали, в нем же до девятнадцати штук, и алюминиевые провода шли на телефонную связь. Наматывали ее на колышки, но и этот способ недолговечный, особенно перед наступлением. Ведь когда на небольшом участке сосредотачивается масса войск, и после приказа «Вперед!», вся эта махина начинается двигаться, то все наши провода, конечно, срывались.

А трофейное оборудование приходилось использовать?

Использовали, я, кстати, лично видел немецкий телефонный аппарат, который работал прямо в воде. И американские телефоны мы использовали. Их главный плюс состоял в том, что в чехлах из искусственной кожи они были заметно легче наших. У нас никто не запрещал пользоваться любым аппаратом. Какой есть, таким и пользуйся, главное – обеспечь связь!

На обрыв ходили по одному или по двое?

Это в зависимости от времени суток. Днем ходили по одному, а вот в темное время чаще ходили вдвоем. Чтобы легче было найти обрыв и на случай засады немецких разведчиков.

Сейчас очень много пишут, что мы воевали с неоправданно высокими потерями, что людей у нас не берегли.

Лично я такого не видел. Да, случались и неоправданные потери. Вот, например, у нас на Варницком плацдарме был случай, когда группа солдат уже в темноте лежала у окопов, курили, травили баланды, и договорились до того, что в них угодила мина… Но разве в этом тоже Сталин виноват?!

И учтите, что каждый судит со своей колокольни. Например, в Уставе вначале было написано так: «Военнослужащий обязан выполнять все указания и приказы командира, кроме явно преступных». А потом формулировку «кроме явно преступных» убрали, потому что тот, кто выполняет приказ, далеко не всегда знает общие цели и задачи. Так что это еще смотря как посмотреть.

С солдатами каких национальностей вам довелось вместе воевать?

В нашей роте был полный интернационал. Судите сами: Бондаренко и я украинцы, Алиев – татарин, Чебан Алексей из молдавской части Слободзеи, Петригов из Паркан, Ишанкул Танрибиргенов – узбек, Тоидзе – грузин, я запомнил его фамилию, потому что был такой известный художник-баталист. Но я вам скажу, что на фронте не смотрели кто ты, какой национальности. Главное – что ты за человек, как воюешь.

Девушки у вас были в подразделении?

Во взводе связи у нас служили две девушки: Кирсанова Паша из Донецкой области и одна, забыл фамилию, из Кировоградской, ей потом при обстреле оторвало пятку. С ними у меня, кстати, связан один забавный эпизод. Весь наш взвод спал в общей землянке, но эти девушки всегда старались на ночь именно меня положить рядом с собой. Видно, считали меня самым безопасным для себя. Хотя уже тогда они задумывались о послевоенной жизни. Как-то в Польше одна из них вдруг спрашивает меня: «Гриша, а ты на мне женился бы?» Я даже растерялся немного от такого неожиданного вопроса: «Так мне же еще вначале отучиться нужно, институт окончить, встать на ноги, и только потом об этом думать!» Но это я так, немного отвлекся. У нас все носили ватные брюки, и только эти девушки, что-то вроде флотских брюк. И однажды во сне моя рука каким-то образом попала одной из них в карман. Спросонья дергаю, не вынимается. Дергаю-дергаю, наконец, выдернул, но, конечно, и сам проснулся и ее разбудил. Все хорошо, но из-за этого случая на какое-то время я стал всеобщим объектом для шуток..."

Добавлено (12.01.2012, 19:14)
---------------------------------------------
Чернавский Степан Павлович

Родился 1 января 1926 года в деревне Гришино Таборинского района Свердловской области. С 1937 г. проживал в Тюменской области, окончил 3 класса школы, затем, с 1941 г., в течение трех лет работал в рыболовецкой артели. В мае 1944 года был призван в ряды Красной Армии. Службу проходил в качестве связиста-телефониста минометной батареи в составе 22-й воздушно-десантной бригады на территории Ивановской области. С марта по май 1945 года участвовал в боях на территории Венгрии, Австрии, Чехословакии в составе 194-го отдельного гвардейского батальона связи 114-й гвардейской стрелковой дивизии в качестве связиста-телефониста. Был награжден медалями «За отвагу», «За взятие Вены», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Демобилизовался в 1950 г. Рядовой. После демобилизации работал на родине в военизированной пожарной охране, после окончания курсов машинистов — на локомотиве в колхозе, затем — на Серовской ГЭС. Впоследствии оказался в г.Нарва Эстонской ССР. Работал на строительстве Прибалтийской ГРЭС, на железобетонном заводе, в высоковольтных сетях, в последнее время — в «Водоканале» (на фильтровальной станции).

"...И.Вершинин. А каким был первый бой?

С.Чернавский. Ты знаешь, если бы я ходил бы в наступление, тогда, может быть, что-то и запомнил бы. Просто в атаку, как говорят. А я попал в связь. Когда я был в батарее, меня определили связистом. А когда в дивизию нас переформировали, я попал в 104-й отдельный гвардейский батальон связи. В этом батальоне были роты радистов и кабельщиков. Наша связь была кабельная. В общем, занимались мы тем, что кабель прокладывали, подключали аппарат и держали таким образом связь. Но я что-то не помню, как мы вступили в бой. Но я помню, что потом где-то была танковая группировка немцев. Там наша дивизия в бой с ней вступила. И еще мы благодарность получили за помощь что-то сделать. В общем, благодарность выносили нам. Нам, главное, дали задачу такую: обеспечить связью дивизию. В управлении дивизии мы находились, так сказать. Нам все время говорили: «Любой ценой дать связь!» И мы такие задачи в основном и выполняли.

И.Вершинин. Как связиста вас прямо на фронте готовили?

С.Чернавский. Нет, это было еще тогда, когда мы числились в воздушно-десантной бригаде. Нас тогда построили, и там нам сообщили: «Нужны связисты!» Я помню, что с этого, собственно говоря, все начиналось. Потом стали спрашивать: «Кого связистом избрать из вас, кто знаком со связью?» Оказывается, что среди нас не нашлось такого солдата, который был бы знаком со связью. Тогда предложили стать связистом мне. Я на это было сказал: «Я же не знаю, как быть связистом.» «Ничего, - ответили мне, - мы тебе объясним, расскажем, как есть.» «Ну ладно», - согласился я, и решил: связистом быть - так быть связистом. Но в батарее оказались у меня хорошие знакомые, которые стали объяснять мне, что и к чему, стали рассказывать, как нужно обращаться с аппаратом, как он устраивается, как нужно работать с телефонной трубкой. Особенно здорово помогал один старший товарищ. Первые аппараты у нас, помню, были, как они в то время назывались, зуммерные. Работал такой аппарат по следующему принципу. Ты нажимал кнопку, подавал сигнал, и следующая станция получала сигнал этим, так сказать, зуммером. Бывало, включишь аппарат, а он так пищит. В иной раз получаешь сигналы, берешь трубку, отвечаешь. Такие аппараты были у нас, когда я находился в батарее. А когда мы прибыли на фронт, там уже нам выдали индукторные аппараты. Работали уже они по принципу того, что у аппарата ручка была, ты ее крутил и подавал сигнал на следующую станцию.
.Вершинин. Ваш батальон именно дивизию обслуживал?

С.Чернавский. Да, дивизию. Мы в основном связывали штабы полков с дивизией.

И.Вершинин. Насколько часто связь прерывалась?

С.Чернавский. У нас был батальон связи. Там были рота кабельщиков и рота радистов. Я был кабельным, телефонистом. Таскал катушки и аппараты. Бывало такое, что связь и прерывалась.

И.Вершинин. Стычки или перестрелки с немцами были у вас?

С.Чернавский. Нет, так-то я не помню случаев, чтобы у нас перестрелки какие-нибудь бы были. Но, тем не менее, все же был один такой эпизод, что когда мы зашли в Альпы, там одного нашего связиста немцы убили. А дело произошло так. Они, ну эти наши связисты то есть, ночью пошли искать штаб дивизии. Но мы, как сейчас помню, на фронте все время двигались вперед, мы ни разу нигде не отступали и особенно не останавливались. Только вперед-вперед все и передвигались. И там в Альпах штаб дивизии как раз в то время передвинулся. Надо было дать связь и найти штаб дивизии. Наш связист пошел разыскивать этот штаб и случайно напоролся на немцев. Там его они и укокошили. Ну а так на фронте еще были артиллерийские обстрелы, из-за этого наши связисты тоже погибали. Немцы также нас еще и бомбили. Было такое. Но под бомбежку мы еще попадали, когда нас подвозили к фронту. Тогда, пока мы двигались к фронту, немцы частенько нас бомбили. Помню, ехали мы, значит, двигались тогда на своих повозках, везли на них катушки, рации и прочее-прочее. Там нам, по-моему, одна машина была выделена. Но машин не хватало. И поэтому мы на повозках больше передвигались. И вот, значит, когда двигались, вдруг раздался сигнал: «Немцы!» И мы увидели, что в воздухе летят немецкие самолеты. Это означало, что надо куда-то разбегаться. А если были кюветы? Ведь лошадей тоже надо было куда-то в сторону отводить! А с кюветами сделать это было непросто. Обычно, если обоз по дороге ехал, то немцы, если его обнаруживали, сбрасывали бомбы по дороге. Мы во время бомбежек или разбегались по лесам, или же в кюветы падали. А потом, когда бомбежка заканчивалась, возвращались на старое место и восклицали, конечно, примерно так: Боже мой, попали же, заразы, по дороге! А там картина была, значит, примерно следующая: допустим, тут повозку перевернуло, тут кого-то, значит, убило. Ну так и было у нас. И так несколько раз бомбили нас немцы, пока мы приближались к фронту. А в одной из бомбежек, помнится, было даже такое. В общем, тогда мы подъезжали к одному поселочку. А мы, пока к фронту ехали, довольно часто останавливались: вдруг получался затор, впереди случалась, видимо, какая-то неурядица. Так же произошло у нас и тогда: опять получился затор, мы остановились, и в это же время из-за этого начала скапливаться колонна из машин и повозок. Мы стали ждать продвижения: мол, что же будет дальше-то? И в это время к нам успели подойти немецкие самолеты: раз, и налетели на нас. И так начали они нас «обрабатывать». А куда нам было деваться? Кто куда мог, тот туда и бежал. Сидеть и ждать чего-то на повозке никто не хотел. Разбегались кто вправо, кто — влево. Искали какой-нибудь канавы, где было бы можно прилечь. А потом, когда бомбежка закончилась и мы начали сходиться, стали искать тех, кого не оказалось на месте после бомбежки этой самой. И вот, значит, говорят: того-то нет, того-то нет. Так однажды после бомбежки у нас сказали: «Нашего командира батальона нет!» «А куда он делся?» - спрашиваем. Никто ничего не знает. Начали после этого выяснять, куда мог пропасть командир батальона. Потом кто-то, значит, нам сказал: «А он забегал туда в домик, вот вроде в тот дом он должен был забегать.» Начали кричать, искать, а все нет его. А дом-то этот, на который нам показали, собственно говоря, провалился, видимо, бомба попала в него. И тогда у нас решили, что он, этот командир батальона, видимо, там погиб. Стали или не стали расследовать это дело, я не знаю, но факт тот, что у нас решили, что командир погиб там. А может, и убежал. Кто его знает? В общем, не знаю. Нам тогда на замену дали другого командира и мы пошли, как говориться, дальше.

И.Вершинин. В каких местах в составе батальона связи проходил ваш боевой путь?

С. Чернавский. Начали мы воевать, я уже говорил, на территории Венгрии. Но какие в Венгрии мы проходили города? Помнится, какой-то город Паап был там такой. Там в этом городе один наш батальон занял место, а потом его ночью немцы шуранули. Говорили так: наши солдаты напились пьяные, видать, поэтому немцы их и шуранули. Во всяком случае, так говорили у нас. Потом мы в Австрию зашли. И в Чехословакии тоже немного повоевали. Но там больше немцы бежали, чем воевали.

И.Вершинин. На какое расстояние вы устанавливали связь на фронте?

С.Чернавский. Да по-разному приходилось. Иногда связь недалеко налаживали, иногда — бывало и такое, что все время приходилось тянуть-тянуть связь. Все дело в том, что когда мы стояли в обороне, то тогда нам было хорошо: тянуть далеко связь было не нужно, мы просто ее поддерживали. А когда все двигалось и продвигалось вперед-вперед, то было тяжеловато. Ведь если мы передвигались, связь, как правило, растягивалась. Мы останавливали в таких случаях контрольный где-то посередине. Все, стало быть, становилось в порядке, все было нормально. Потом что-нибудь случалось, и оп: связи нет. Потом уже нам сообщали о причине: «Штаб перешел.» И уже оттуда наш командир кричал нам: «Начинайте сматывать.»Вот мы и брали аппарат, вскидывали его на плечо и начинали сматывать катушки. Сматывали катушки, дожидались чего-то, шли туда, куда штаб пошел, и шли туда устанавливать конечную станцию. Приходили, разматывали и делали все это дело. Часто надоедало сматывать и разматывать провода. А во время наступления это было довольно часто. А вот когда стояли «в обороне», то были практически свободными: только контролировали телефонный кабель, чтобы он был целый и чтобы связь была. Когда связь терялась, то нам, конечно, нагоняй большой давали, говорили: «Немедленно дать связь!» Даже командир дивизии иногда нам по таким случаям звонил. В таких случаях в любое время, ночью или днем, приходилось бегать исправлять неисправности в связи. Бывало, что где-нибудь танковыми гусеницами зацепляло связь. А провод же не был закопан или замаскирован. Так гусеницей танка провод в иной раз далеко уволакивало. А что приходилось в таких случаях делать? Вот и ищешь концы тогда опять. Это было, конечно, плохо..."

Добавлено (12.01.2012, 19:39)
---------------------------------------------
Кюперсепп Петр Иванович

РАТКАЯ БИОГРАФИЯ. Родился 8 апреля 1925 года в деревне Койт (в переводе с эстонского - Новинка) Степанихинского сельсовета Западнодвинского района Калининской области. Эстонец по национальности. В 1941 году окончил 7 классов неполной средней школы. В 1942 г. угнан немцами в Белоруссию. С 8 августа 1943 г. по 26 июня 1944 г. находился в партизанском отряде "Гастелло" партизанской бригады "Гроза" на территории Белоруссии в должности минера диверсионно-подрывной группы. В РККА призван 2 июля 1944 г. С августа по октябрь 1944 г. воевал связистом в составе 11-й гвардейской стрелковой дивизии 3-го Белорусского фронта, затем, с октября 1944 г. по май 1945 г. - в должности связиста в составе 23-го артиллерийского полка 7-й Эстонской стрелковой дивизии 8-го Эстонского стрелкового корпуса на 2-м Прибалтийском фронте. Награжден медалями "За отвагу", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг". После войны продолжил службу в рядах Советской Армии. В 1951 г. окончил курсы младших лейтенантов при Ленинградском военном училище связи по специальности "командир взвода связи", затем служил в Эстонии на должностях командира телефонного взвода (1951-52 гг.) и роты связи (1952-56 гг.). Уволился в запас 17 июля 1956 г. в звании старшего лейтенанта. Работал в г.Йыхви Эстонской ССР рабочим на шахте, в районном отделе милиции (участковым уполномоченным - три года), в горном спасательном отряде.

"...И.Вершинин. Как проходило расформирование вашего отряда?

П.Кюперсепп. Это было уже в 1944 году, когда уже Советская Армия освободила Белоруссию. Мы доставили нашим военным оружие. Я, помню, тоже доставлял, был вооружен до зубов, на мне были три круглых диска автомата, гранаты, патроны. Это было в городе Толочине, в самом его центре, всего в 4-х километрах от лесопильного завода, на который нас когда-то немцы завезли. Меня эти военные спросили: "Вы хотите в тыл идти?" Я говорю: "Нет, у меня там никого нет". Я тогда о матери ничего не знал, посчитал: раз там были немцы, значит, она пропала. Но ока оказалась жива. Меня спросили: "Куда хотите?" Я сказал: "Отправьте меня на фронт". Ну меня переодели в военную форму и отправили в запасную часть. Нас там начали обучать. А зачем нам это нужно было? Мы и так хорошо знали всю систему вооружения. Знали все это прекрасно, короче говоря. Но нас там целый месяц обучали. Кстати, я был не единственным партизаном, кто туда попал. Ведь каждая часть набирала из расформированного отряда какое-то отдельное количество человек. Одна часть - столько-то, другая - столько-то. И вот нас начали в части обучать. Два пуда песка клали в мешок, потом все это на спину - и гоняли нас такими по полной. Выжимали из нас выносливость. А зачем это было надо? У нас и так была эта выносливость. А потом направили меня в регулярную часть - в 11-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Там я стал связистом в пехоте. Что делал? Катушку с кабелем за плечо - и вперед, как говорится. На фронте у нас ведь только телефонная связь была. И с этой частью я попал в Восточную Пруссию.

И.Вершинин. Когда вы прибыли на передовую, вас обучали как связиста?

П.Кюперсепп. Конечно, первое время очень сильно гоняли по полю. До этого в партизанах ведь у нас никакой связи не было. А в части - да.

И.Вершинин. Где проходили ваши первые бои?

П.Кюперсепп. Я уже попал на фронт в Восточную Пруссию. Закончил воевать в этих местах где-то под городом Губеном. А потом, в октябре 1944 года, меня направили в 1-й отдельный батальон Эстонского стрелкового корпуса, который дислоцировался в Нарве.

И.Вершинин. А как вас туда перевели?

П.Кюперсепп. Попал я туда из-за того, что фамилия моя была эстонская. Я шел как раз к старшине на кухню с котелком, чтобы получить у него суп. Он мне вдруг говорит: "Вас в штаб вызывают!" Пришел я в штаб со всем своим оружием. Меня спрашивают: "А зачем с оружием-то?" Я говорю: "Как зачем с оружием? Я же на фронте". Меня тогда спрашивают: "Какой вы национальности?" Говорю: "Эстонец". Мне говорят: "Все, поезжайте в свою национальную часть, в Эстонский стрелковый корпус. Все, оформляйте документы в город Нарву". Самое интересное, что когда я оформился, мне сказали: "Добирайся как хочешь!" Так я черт знает на чем добирался. И на лошадях, и на паровозе временно работал кочегаром, уголь бросал в котел, короче говоря. Потом прибыл в Нарву. Располагался наш батальон в красных кирпичных казармах недалеко от Кренгольма. (Текстильный комбинат "Кренгольмская мануфактура" в Нарве. - Примечание И.Вершинина). Когда, что запомнилось: нам выдавали такие маленькие талончики на питание. На них можно было получить некоторое кушанье: и хлеб, и консервы, и многое другое. Консервами в основном была американская тушенка. Она бывала и хорошая, но попадалась и испорченная. Ее нам поставляли по ленд-лизу - такому договору, который был заключен между союзниками и нашим Советским Союзом. Но в Нарве нас кормили очень плохо. Что в основном-то давали? Гнилую картошку. Дадут в день три-четыре картошины. Из них хорошая была только одна, да и то, приходилось всю ее обрезать. Там у нас все просились на фронт.

И.Вершинин. Несколько вопросов на тему вашего нахождения на фронте. Насколько часто у вас прерывалась связь?

П.Кюперсепп. Да постоянно прерывалась. Это же была самая настоящая фронтовая часть! Все время разрывались снаряды, сыпались осколки. А я, значит, полз с немецким барабаном-катушкой и тащил за собой кабель. Однажды, когда я так вот полз по передовой, мина как раз разорвалась надо мной и пробила осколком кабель. Так если бы не было катушки, то я бы, наверное, погиб бы. А так катушка спасла мне жизнь. На фронте, к тому же, когда налаживаешь связь, в иной раз не понимаешь, кто и откуда стреляет. Но ты все равно не смотришь на то, можешь ты дать связь или нет. Как говорится, приказ есть приказ! Тебе просто говорят: "Дать связь! Связаться с таким-то наблюдательным пунктом..". А то, что стреляют, это тебя не должно было волновать. И ты шел и налаживал связь, а потом приходил в штаб подразделения и докладывал о том, что связь в порядке.

И.Вершинин. То есть, вы налаживали связь под постоянным огнем?

П.Кюперсепп. Да постоянно под огнем налаживали. Связь ведь все время именно на переднем крае устанавливали. Но к концу войны обстановка была уже немного другая, все понимали, что войне конец. Немцы бегали по траншеям и мы бегали. Иногда переговаривались. "Приходите к нам, - говорят они нам из окопов, - у нас хорошо". Мы им отвечаем: "Нет, приходите вы к нам, это у нас хорошо". А потом как начнется снова стрельба-пальба. Вот я и бегал вдоль траншеи, если где снарядом что-то обрывалось, шли исправлять линию.

И.Вершинин. Связь в артиллерии чем-то отличалась от пехотной?

П.Кюперсепп. Ну как, она была более качественной. Дело в том, что когда я попал в артиллерию, там у нас уже были немецкие корпусные пластмассовые телефонные аппараты. В пехоте у нас аппараты ведь были только деревянными.

И.Вершинин. Какие орудия были у вас в артполку и насколько со стороны вы оцениваете их эффективность?

П.Кюперсепп. У нас были хорошие пушки-гаубицы. Ну что вам еще сказать? Артиллеристы знали свое дело, стреляли метко.

И.Вершинин. Когда во время войны вы служили в Эстонском стрелковом корпусе, на каком языке подавались команды?

П.Кюперсепп. Подавались на эстонском языке..."

Добавлено (12.01.2012, 19:42)
---------------------------------------------
Кудейкин Иван Андреевич

Родился 18 июня 1926 года в селе Песчаное Юрловского (ныне - Тамбовского) района Тамбовской области. Образование - 7 классов. В 1941-43 гг. работал в колхозе в Тамбовской области. В Красную Армию призван 19 февраля 1943 г. С ноября 1943 г. по июль 1944 г. проходил обучение на 2-х курсах радиотелеграфистов. С июля по декабрь 1944 г. воевал в составе 108-го гвардейского Знаменского Краснознаменного истребительно-противотанкового артиллерийского полка на 1-м Прибалтийском фронте в качестве радиста. С декабря 1944 по декабрь 1945 г. обучался на танкиста в 13-м учебном тяжелом танковом полку, затем до самой демобилизации служил командиром САУ и танка ИС-3. Из Красной Армии уволился 28 октября 1950 г. Старший сержант. Награжден медалью "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг". После демобилизации работал у себя на родине в колхозе и на МТС бригадиром, закончил районные курсы бригадиров. С 1964 г. - в городе Нарва Эстонской ССР. Работал на заводе "Балтиец" (автомехаником гаража), в высоковольтных сетях и в городском ремонтно-строительном управлении (бульдозеристом), на телевышке ТУСМ-3 (также бульдозеристом). Дважды удостаивался звания "Ударник коммунистического труда". В Нарве в настоящее время и проживает.

"...И.Вершинин А вы, Иван Андреевич, пока находились на фронте, состояли на должности радиста?

И.Кудейкин. На фронте меня назначили радистом, но фактически из радиста я превратился в связиста. Такая была обстановка тогда! Приведу тебе такой пример. Допустим, прямо на передовой идет к себе на наблюдательный пункт (НП) командир батальона. Ему нужно подавать связь, а связиста нет. Вот и идешь ты, радист, за ним с катушкой, потом устанавливаешь аппарат, все налаживаешь, звонишь и проверяешь. Так со мной и было. Да что говорить, разные поручения приходилось выполнять. Я, например, даже помогал оружейникам зарывать пушки. Но как все это делалось? Допустим, мы совершаем марш-наступление. Поступает команда: "К бою!" Батарею разворачивается и мы подкапываем ямы для пушек и для машин. Все же нужно было маскировать! Когда мы делали длительные остановки, так вообще выкидывали по 40-50 кубаметров земли. У пушки тогда только ствол по брустверу ходил, все остальное уходило в землю.

Но в основном, конечно, я находился в таком положении, что ходил от штаба до штаба, держал связь батареи со штабом полка, связь батарей с другими батареями. Часто делал работу ночью, в том числе один раз и под огнем противника. Вспоминаю один такой случай. Нарушилась как-то связь. Я взвалил катушку на плечи, ухватился за провод и побежал. И вдруг: хопа, провод оборвался. А где искать его концы? Я его начал искать, а когда нашел, стал подсоединять к катушке. И в этот момент услышал, как со звуком "дзинь" мимо головы пролетела пуля. Это снайпер, видимо, целился мне в голову, но промазал. Я сразу же вспомнил предупреждение командира батареи: "Смотрите, здесь особенно охотятся снайперы". Поэтому в этот момент развернулся и прилег, одновременно скрутил провод. Отлежался и подумал: вставать или не вставать? Решил, что раз фашист меня засек, будет лучше от этого места добираться ползком. А ведь нужно было спешить! Потом, когда я прополз какое-то расстояние, свернул и побежал с катушкой на НП. Там я соединил провод, а затем стал возвращаться на то место, где как раз у меня провод был оборван. Но там кто-то прошел, еще больше оборвал связь и куда-то затянул ее. В общем, кабель повел меня в совершенно противоположную сторону. "Эгээээ", - еще подумал я и стал связь налаживать. Потом с этого места прибежал в свою батарею. Спрашиваю: "Связь есть?" А оказалось, что связист, который там находился вместе со своим аппаратом, только что связался со штабом. "Есть!" - ответил он мне. Я обрадовался: "Ну и Слава Богу!"

Многое приходилось делать. Связь, кстати, передавали не только по проводам, но и устно. В общем, набегался я за все это время.

И.Вершинин А устно, это, простите, как?

И.Кудейкин. А это делалось так. Предположим, командир пехотного подразделения просит артиллеристов: "Слушай, дай огоньку! Поддержи моих ребят". Он эту просьбу передает через меня командиру батареи, которая расположена недалеко. Командир батареи отвечает: без командира полка не имею права открывать огня!" И меня посылают к командиру артиллерийского полка. Тогда командир батареи говорит: "К командиру полка бегом! Приди и доложи, что вот так-то и так-то". Пока бежишь, только об одном и думаешь: как бы не забыть, как бы не забыть. Прибегаешь к командиру полка и обо всем докладываешь. А тот вдруг неожиданно тебе и говорит: "Нельзя так делать, потому что противник накроет вас, а в нужный момент вы будете уничтожены". Сколько раз встречались такие ситуации.

И.Вершинин Кстати, прерву вас, где обычно располагался штаб полка? Какие были условия?

И.Кудейкин. Да не было там, на передовой, никаких условий! Выроют землянку, накроют палаткой, - вот тебе и штаб. На войне все закапывалось в землю-матушку, всех она хранила. Но у нас часто командир полка и начальник штаба полка ходили сами по подразделениям, заходили в том числе и в нашу батарею.

И.Вершинин Но вы, конечно, обязанности радиста все равно продолжали исполнять?

И.Кудейкин. Я тебе так скажу: когда было нужно, нас использовали как радистов, когда было не нужно - приказывали делать кабельную связь. Когда не нужно было ни то, ни другое, использовали как посыльных. Как радисты держали связь батарей со штабом полка. У нас ведь радиостанции были все-таки маломощные! Но они были хорошими.

И.Вершинин Связь прерывалась?

И.Кудейкин. Конечно, такое было. У нас были разрывы и все на свете. Из-за этого приходилось по нескольку раз пароль спрашивать. Тогда все было условно, в открытую ничего не называли: название части мы маскировали, например, "востоком", "западом", каким-то названием реки. Но все это после пароля сообщалось.

И.Вершинин На какое расстояние обычно устанавливалась связь?

И.Кудейкин. Не больше чем на 500-600 метров, далекой связи мы не делали. Это была связь между батареей и командиром полка. У командира батареи, как правило, мы все время и находились и держали связь. Сидим, ждем от своего командира команды, а он, в свою очередь, от командира полка. Тогда все на передовой взаимосвязано было! На огневых позициях связь так вообще держалась по телефону.

И.Вершинин Приходилось ли вам за время, пока находилось на фронте, применять против немцев оружие?

И.Кудейкин. Нет, не приходилось. Ведь задача моя, как связиста, состояла совсем в другом: бегать от одного штаба до другого и обеспечивать их надежной связью. Конечно, у меня был карабин, который меня охранял от опасности. Но как-то все обошлось..."

Добавлено (12.01.2012, 22:10)
---------------------------------------------
http://www.sibttk.ru/wow/legend/

Добавлено (13.01.2012, 11:26)
---------------------------------------------
Межебовский Борис Вениаминович
(1919 г.р.)
"...Г.К. - До призыва в РККА Вы задумывались о будущей армейской карьере?

Б.М.- Служить шел с огромным желанием, но никогда не думал, что стану красным командиром. Все произошло спонтанно.

В сентябре 1939 года меня призвали на действительную военную службу. Получил повестку - «прибыть в военкомат города Тараща», с указанием времени явки. Моего отца незадолго до этого мобилизовали на работы по укреплению западной границы, и провожать в армию моя поехала только мама. Не могу до сих пор забыть сцену, когда во дворе военкомата, мы , призывники, по команде командира стали садиться в повозки, чтобы доехать до железнодорожной станции. Моя мама крепко обняла меня, и сказала -«Бог знает, увижу ли я тебя еще когда - нибудь…». Она еще долго бежала за повозкой, увозившей новобранцев

из райвоенкомата в далекий путь, пока та не скрылась за горизонтом.

Материнское сердце чуяло…Больше нам не суждено было увидеться.

Призывников из нашего района привезли в Ульяновск, мы прошли мандатную комиссию, и нас направили на «курс молодого красноармейца».

После окончания этого курса меня снова пригласили на какую-то комиссию. Захожу в комнату, за столом сидят три командира.

Задали несколько «дежурных» вопросов, а потом… Спрашивают - «Хочешь попробовать поступить в Ульяновское училище связи?».

Я согласился. Успешно сдал все экзамены на общих основаниях и был зачислен курсантом Ульяновского военного училища связи им. Орджоникидзе, на отделение (факультет) проводной связи. В училище было еще одно отделение - радиосвязи. Со мной вместе поступили в это училище два земляка- односельчанина : Хаим Каган и Давид Грубенко. Они оба позже погибли на фронте…

Г.К.- Что-то хотите добавить об учебе в Ульяновском училище?

Б.М.- Училище было новым, недавно созданным.

Если мне сейчас память не изменяет, всего в училище было 600 курсантов. Командовал училищем полковник Камолов. Моим командиром курсантской роты был капитан Шарапов, а взводными - лейтенанты Руднев и Иванов.

Интенсивная учеба, большие учебные и физические нагрузки.

Частые ночные 25-ти километровые марш- броски - «по тревоге» , зимние лыжные переходы, и все это с полной армейской выкладкой, и с зачетными стрельбами в конце каждого перехода. Нам дали очень хорошую общевойсковую подготовку. После каждого занятия в поле мы чистили свою «сбрую» : винтовку , шанцевый инструмент. У нас был очень придирчивый командир отделения, сержант Ефремов, призванный в армию нагод рньше нас.

Если Ефремову казалось, что в стволе есть «соринка», то заставлял чистить все оружие заново. Мы размещались в хороших казармах, в которых стояли 2-х ярусные койки. Нас прилично кормили, перед каждым курсантом на столе лежали вилка и ножик, давали хлеб без ограничений. Табачного довольствия нам не полагалось. Иногда мы получали увольнительные в город. Со временем , курсантская лямка уже не казалось нам тяжелой, службу несли с удовольствием.

От нас все требовали строго по уставу, делать все как на настоящей войне.

Прикрепления: 8194859.jpg(94Kb) · 8220545.jpg(40Kb)


Сообщение отредактировал Alex - Четверг, 12.01.2012, 19:14
 
AlexДата: Пятница, 13.01.2012, 12:31 | Сообщение # 53
Группа: РККА
Сообщений: 435
Статус: Offline
Г.К. - Какие потери понесла дивизия в осенних боях под Москвой?

Б.М.- Я не ошибусь, если скажу, что наши потери были огромными…

Но мы выстояли… В начале января нас перебросили на Калининский фронт в 4-ую Ударную Армию. Наступали по линии Андреаполь -Осташков -Торопец. Бои в январе 1942 года для нашей дивизии были тяжелейшими. Другого слова и не подобрать. Двигались вперед по непроходимым лесным чащам, дороги все были занесены снегом и забиты разбитой техникой. В сеу валялись трупы битюгов.

Из - за отсутствия нормальных дорог к передовой, были периоды, что мы воевали голодными, получая только по два сухаря на день. Спасением для нас служили убитые лошади, с конских трупов срезали и срубали все что можно и эту дохлую конину варили для солдат. Зима сорок второго года выдалась на редкость холодной, морозной и снежной. У нас не было валенок, единицы имели полушубки, но части дивизии с боями неуклонно продвигались вперед.

Перед взятием Осташкова, в течение недели, в лесу, скрытно проложили временную дорогу и по ней к нам перебросили подкрепления.

Осташков брали ночью , внезапной атакой с нескольких направлений.

Для обеспечения скрытости операции использование радиосредств было категорически запрещено. В городе взяли триста немцев в плен и огромные склады с продовольствием, горючим и различным военным имуществом. Здесь мы наконец-то поели досыта. А потом части нашей дивизии «застряли» перед городом Торопец. Взяли мы Торопец после нескольких суток упорных боев, со значительными потерями. Там погибло немало моих «старых» связистов…

Г.К. -Ваша дивизия позже принимала участие в боях за Великие Луки?

Б.М.- Да . Там произошел один необычный эпизод. В конце ноября Совинформбюро сообщило об освобождении города Великие Луки от немцев.

Но это сообщение было ошибочным . Центр города оставался в руках противника, в районе старой крепости держала оборону большая группа немцев, говорили, что в ней 10.000 человек, под командованием полковника фон Заца, которому Гитлер вскоре за мужество при обороне города присвоил генеральское звание.

Нашей дивизии дали приказ - немедленно полностью освободить город!

После мощной артподготовки наш 1195-й полк вместе с другими частями пошел в наступление. С начала все шло успешно, но потом немцы открыли такой сильный огонь , что батальоны залегли. Наш третий батальон фактически был полностью выбит. Я в это время находился на передовом командном пункте полка. От немецкого огня постоянно рвалась связь, мои связисты не успевали устранять повреждения, многие были убиты и ранены. Связь с третьим батальоном отсутствовала . Командир полка приказал немедленно наладить связь с батальоном. И я, взял с собой одного связиста, катушку с кабелем, и пошел сам на восстановление поврежденной линии. Побежали вдоль линии связи под ураганным пулеметным и артиллерийским огнем, устранили несколько порывов и дали связь с полком. Я до сих пор не пойму, как меня в тот день не убило. Такого сильного и точного огня противника я больше на войне почти не встречал.

Но полностью взять Великие Луки наши войска смогли только в середине января сорок третьего года.

Г.К. - Были случаи, что солдат полковой роты связи передавали в стрелковые роты для покрытия убыли личного состава?

Ведь, судя по статистике, Ваша, 360-я СД только за первые полтора года войны, четырежды полностью поменяла свой личный состав, вследствие высоких потерь.

Б.М. - Даже когда в бой бросали в качестве последнего резерва все тыловые подразделения, поваров, писарей, ездовых , кладовщиков, то полковую роту связи старались не трогать. У нас и так всегда был большой некомплект личного состава, после каждой операции в роте связи оставалась горстка бойцов, составивших костяк роты. Связисты погибали очень часто, да и сами командиры быстро понимали, что на фронте невозможно воевать без бесперебойной налаженной связи, что связь - это «нервы войны». Это в начале командиры войны подавали команды свистками, да через связных, а потом пришло прозрение…

Но я помню, как многие командиры панически боялись пользоваться рациями, опасаясь , что немцы их запеленгуют.

Г.К. - Как менялся состав и оснащение роты связи с течением войны?

Б.М. - Структура роты существенно не менялась. По прежнему, в состав роты входили : радиовзвод в составе 15 человек, взвод телефонной связи (штабное отделение и четыре кабельных линейных отделения), техники и все тот же взвод подвижных средств, в котором кроме мотоциклов мы использовали трофейные велосипеды. Радиовзвод имел у себя пять - шесть раций РБМ.

Очень редко в наших стрелковых ротах были радиостанции АК-7, а вот у немцев каждой пехотной роте был радиорасчет.

Телефонисты в обороне пользовались коммутатором К-10 , который давал связь в десяти направлениях. У нас были телефонные аппараты ТАН в деревянных коробках с ручкой, а в 1943 году мы получили уже «ленд - лизовские» телефоны. Полевой кабель был в катушках, начиная с 200 метров длины провода. Использовали кабель ПТФ-7 , четыре металлические жилы, и три медные.

Но в обороне кабеля всегда не хватало. Подключали связь через колючую проволоку, подвешивая ее на деревянных рогатках.

Своих пеленгаторов в роте связи не было и я не помню, чтобы в отдельном дивизионном батальоне связи дивизии были радиопеленгаторные установки. Все имущество нашей полковой роты связи перевозилось на повозках, у нас было семь лошадей, своего автотранспорта нам не полагалось.

Солдаты роты были вооружены винтовками - «трехлинейками».

Г.К. - В каких направлениях давала связь Ваша полковая рота?

Б.М. - Связь «вниз» - с батальонами, с соседом слева, и наверх в дивизию. В стрелковых батальонах были еще свои взвода связи, которые давали «нитку» в роты и на НП . Приходилось крутиться 24 часа в сутки, все проверять самому и дублировать. Вся ответственность лежала конкретно на начальнике связи полка.

А у стрелковых командиров, в случае невыполнения боевой задачи или приказа была «любимая дежурная» отговорка - «Связи не было!». Кто виноват? - Начальник связи полка! Но я свою работу знал и делал ее на совесть.

Г.К. - Существовал какой-то особый отбор для пополнения связистов?

Б.М. - К нам присылали бойцов с образованием как минимум семь классов и выше. Один раз с пополнением прибыл московский еврей из добровольцев, пожилой человек , рядовой Шифман. Было ему уже лет 40-45. И выясняется, что Шифман до войны был инженером на заводе. Это был уникальный специалист по любой технике и средствам связи. Он мог моментально починить любую рацию , любой аппарат. Шифман во фронтовых условиях изготовил простейший коммутатор для соединения линий связи абонентов полка, используя, при этом, гильзы и патроны от автомата. На его золотую голову и руки у нас молились весвязисты и технари.

Г.К. - Женщины были в полковой роте связи?

Б.М.- В начале сорок третьего да к нам в роту прибыли пять девушек. Они работали телефонистками на полковом узле связи. Выходить на разрыв линии им категорически запрещалось. Хорошо помню Анну Кочетову , Римму Свиридову.

Все девушки роты отлично служили, мужественно выполняли свои обязанности в суровых фронтовых условиях..."
 
AlexДата: Пятница, 13.01.2012, 12:34 | Сообщение # 54
Группа: РККА
Сообщений: 435
Статус: Offline
Интересный факт в воспоминаниях того же ветерана (Межебовского):

"..Г.К. - Вижу у Вас «партизанские» фотографии. Как Вы оказались у партизан?

Б.М.- В мае 1943 года меня вызвал к себе начальник штаба полка Онищенко. Очень хороший человек был. Он мне говорит - «Ты должен явиться в штаб дивизии. Почему тебя вызывают - я не имею малейшего понятия». Пришел в штаб дивизии. Со мной побеседовали по очереди : начштаба, «особист», еще один незнакомый мне офицер. Задавали только вопросы по анкете.

А потом «незнакомец» объявил мне о новом боевом задании - отправиться в 1-ую Белорусскую партизанскую бригаду Миная Шмырева - «батьки Миная» - для оказания помощи в организации связи штаба бригады с ее отрядами.

Сказали, что меня высадят на самолете в районе села Пудоть Суражского района, сообщили пароль для опознания, запасной маршрут движения и кое- какие другие данные для связи с командиром бригады.

Позже провел короткий инструктаж «особист» - «В плен не сдаваться!».

Забрали у меня документы и ночью отвезли на полевой армейский аэродром. Вылетели без задержки. Приземлились на какой-то поляне.

Тихо. Я немного переживал, а вдруг нас немцы обнаружат, у меня ведь ни автомата, ни гранат с собой нет, в чем прибыл в штаб на собеседование, в том сразу и полетел. Как отбиваться будем?

Через несколько минут появились два партизана. Обменялись паролями и они подошли к самолету. Посадили на подводу и на рассвете мы приехали в штаб партизанской бригады. Подходим к штаб-квартире «батьки Миная», над крестьянской хатой развивается красный флаг. Часовой нас без проволочек пропустил внутрь, и мы зашли в дом . Доложил комбригу, мол , капитан Межебовский прибыл в ваше распоряжение. Батька Минай спросил меня, как добрался до места, поинтересовался обстановкой на фронте.

Батька Минай был без одной руки, пустой рукав гимнастерки был заткнут за ремень. А потом сказал - «Извини, капитан, мы тут одно дело сейчас закончим, а потом дальше поговорим». В это время я заметил стоящего в углу комнаты со связанными руками мужчину. Батька стал его допрашивать.

Как я вскоре понял , это был предатель - полицай, по вине которого погибло много партизан. Его схватили ночью в постели у любовницы и сразу приволокли в штаб бригады. Батька сказал ему - «Тебя, собака немецкая, расстрелять мало. Ты - лютый зверь». Через несколько минут предателя вывели из дома, и Батька лично застрелил его из «нагана». Кто-то из партизан сказал мне, что немцы убили у Батьки жену и четверых детей.

Так начиналось мое знакомство с легендарным партизанским комбригом Шмыревым. Мы вернулись в дом, Шмырев кратко рассказал об обстановке в партизанском крае, уточнил детали связанные с выполнением моего задания по организации связи с партизанскими отрядами. Пришел начальник штаба бригады , офицер Красной Армии капитан Иванов, курировавший всю оперативную работу. Он выделил мне группу людей, 25 человек, и я начал выполнять свою задачу в партизанском крае. Мне выдали автомат ППШ, гранаты.

Край имел все атрибуты Советской власти : райком, красные флаги над сельсоветами, редакция газеты и так далее. Я не переставал удивляться таким открытиям. Было относительное затишье. Немцы не атаковали партизанский край, только все время совершали авианалеты и бомбили партизанские лагеря.

Я осмотрел сеть уцелевших постоянных воздушных линий связи, собранное трофейное имущество связи и стационарное оборудование . Создал пять групп связистов для ремонта аппаратуры и восстановления линейно - стационарного оборудования в зоне действия бригады и так далее.

На выполнение задания мне отводилось три месяца. За это время было восстановлено 100 километров воздушных линий, проложено 60 километров кабельных линий, отремонтировано 15 гражданских и полевых коммутаторов, тридцать с лишним телефонных аппаратов. Была установлена нормальная телефонная связь штаба бригады со всеми подразделениями.

Я неплохо знал немецкий язык, помогал в допросе пленных немцев, а потом поговорил со Шмыревым, сказал ему -«Батька ,чем я хуже других?», и комбриг разрешил мне выходить вместе с партизанами- разведчиками на операции. Участвовал я в захватах предателей и во встречах с агентурой, так что , даже приобрел определенный опыт ведения партизанской войны.

В начале августа 1943 года, после полного выполнения задания, я был отозван в свою дивизию. «Из партизан» возвращался пешим маршрутом.

В свой полк вернулся, а меня там уже ждать перестали.

Кроме начштаба и комполка никто не знал, куда я исчез на несколько месяцев, так офицеры строили различные догадки, и тут я заявляюсь - живой и здоровый. На прощание комбриг Минай Филиппович Шмырев написал мне благодарственное письмо, которым я очень дорожил. Но прошло пару месяцев и в повозку с личными вещами офицеров роты, попала мина.

Ездового убило, а все наши вещи разнесло в клочья. Так я лишился письма Шмырева и единственной хранившейся у меня фотографии моей матери..."
 
AlexДата: Пятница, 13.01.2012, 12:39 | Сообщение # 55
Группа: РККА
Сообщений: 435
Статус: Offline
Взято с http://kvvidkus27.narod.ru/hvus/iu160.html:

НИКИФОРОВ ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ

Ветеран Военного университета связи, в прошлом начальник заочного факультета Военной академии связи им. С.М. Буденного, Василий Николаевич Никифоров вспоминает о своей фронтовой юности. "В 1939 году я окончил среднюю школу и поступил в Куйбышевский (Самарский) экономико-финансовый институт. Однако по приказу наркома обороны все юноши, окончившие среднюю школу в 1939 году, призывались в ряды РККА, если, конечно, подходили по здоровью. Это касалось и студентов первых курсов вузов. Так со студенческой скамьи был призван в ряды Вооруженных Сил и я.
После прохождения курса молодого бойца меня зачислили в полковую школу, где проучился до октября 1940 года. В то время в полковых школах младших командиров готовили в течение 10 месяцев. По ее окончании меня в звании младшего сержанта назначили командиром отделения в кавалерийский взвод разведки
410-го стрелкового полка, который дислоцировался в городе Кременчуге Полтавской области.
Посвятить себя военной службе в то время я не намеревался. Но к концу мая 1941 года я был вызван к начальнику штаба полка, который сообщил, что я должен быть направлен в военное училище и что это необходимость, так как Красной Армии очень нужны подготовленные командиры. Было предложено три училища: Вольское авиационное, Сумское артиллерийское и Киевское училище связи. Посоветовался с товарищами, которые были на 7 - 8 лет старше меня (в 1939 году и такие возрасты были призваны), они мне порекомендовали Киевское училище связи. Я с ними согласился. Экзамены сдал без троек и 21 июня 1941 года, буквально за сутки до начала войны, был зачислен курсантом.
В первый день войны Киев уже бомбили, в том числе и мост через Днепр, который был недалеко от училища. Личный состав укрывался в бомбоубежище. Но курсанты старших курсов, а также и я, как имеющий военную подготовку, участвовали в войсковых операциях по поиску и уничтожению немецких парашютистов-диверсантов.
В августе училище эвакуировалось в Красноярск. В январе 1942 года я окончил его и в звании лейтенанта был направлен в Москву на центральный пересыльный пункт. Здесь меня отобрал командир кавалерийского дивизиона связи как бывшего конника на должность командира взвода в телефонно-телеграфную роту. Дивизион готовился для отправки на Сталинградский фронт. Затем это решение было отменено и на базе этого дивизиона был сформирован армейский полк связи для 3-й армии Калининского фронта. Позже штаб этой армии был переформирован в штаб 2-й танковой армии. Среди непосредственно подчиненных ему частей оказался и 9-й отдельный полк связи.
В сентябре 1942 года 2-я танковая армия в составе двух танковых корпусов и одной отдельной танковой бригады влилась в состав Центрального фронта и участвовала в боях по формированию Курской дуги. 9-й полк обеспечивал связью управление танковой армии. Я в этих боях командовал комбинированным взводом по обеспечению связи по линии командно-наблюдательных пунктов. Взвод был нештатным. В него входили радио- и телефонные средства. При выполнении обязанностей в январе 1943 года произошел такой боевой эпизод.
К омандующий с оперативной группой и с радиосредствами перешел на новый НП в 4 километрах от старого. Я с подчиненными закончил свертывание телефонных средств, чтобы прибыть туда же.
К этому времени прибыло 1-е положение узла связи во главе с начальником узла майором Мурзенко. Я предупредил телефониста на новом положении НП, что линию на несколько минут отключаю, чтобы передать ее на кросс узла связи первого положения.
Как раз в это время я увидел, что на окраине села, недалеко от нас, приземлился самолет По-2, оборудованный лыжами. Один из высадившихся из самолета направился прямо к дому, где находился я со своими средствами связи. Он был в меховом комбинезоне черного цвета и в унтах. Я сначала, естественно, принял этого человека за пилота самолета, так как на голове у него был меховой шлем летчика. Конечно же мне, командиру взвода, не было известно, что это начальник Главного управления связи Красной Армии.
Прибывший посмотрел оценивающим взглядом на меня, лейтенанта (я ему не отдал чести, не представился и не доложил), и задал мне вопрос: «Есть ли связь с новым положением НП?» Я ответил: дескать, была. Он снова посмотрел на меня строгим взглядом и приказал связать его с командующим армией. Тут, конечно, до меня дошло, что это не пилот самолета, а какой-то большой начальник. Я сразу стал военным человеком и отвечал только: «Есть... Так точно...» и т.д.
Естественно, я заволновался: ответят ли мне с нового положения узла связи НП, где уже находился командующий. А повод для волнения у меня был, так как линия связи была однопроводная, проложена кабелем ПТФ-7, вызов осуществлялся фоническим методом.
Нажимаю на кнопку фонического вызова аппарата УНА-Ф и, о чудо, на другом конце линии: «Волга слушает». Я передаю приказание соединить с командующим армией. Телефонист с «Волги» спрашивает: «А кто будет говорить?» Передаю неизвестному мне начальнику вопрос телефониста. «Скажите, что Пересыпкин Иван Терентьевич», - бросил он. Буквально через минуту-две с НП отвечает командующий армией генерал-полковник танковых войск Родин: «Иван Терентьевич, здравствуйте, я слушаю вас».
Взяв трубку, Пересыпкин назвал командующего по имени и отчеству, поздоровался и сказал: «Вот вы жалуетесь на плохую организацию связи в армии. А меня, заместителя наркома обороны, соединили с командующим армией, да еще танковой, не более чем за минуту».
Спросив у командующего, с ним ли начальник связи армии, и уточнив по закодированной карте новое место расположения НП армии, Пересыпкин сказал: «Я сейчас вылетаю к вам, обозначьте место посадки».
В итоге за боевую работу по обеспечению связью командования по линии наблюдательных пунктов в период зимних боевых действий (январь — февраль 1943 года) на Курской дуге я был в апреле 1943 года награжден первым орденом Красной Звезды.
В конце 1943 года 2-я танковая армия и в ее составе наш полк были переброшены на 1-й Украинский фронт, участвовали в боях по окружению и уничтожению Корсунь-Шевченковской группировки, в Уманско-Батошанской операции уже в составе 2-го Украинского фронта по освобождению Румынии от немецких захватчиков. Затем нас перегруппировали в состав 1-го Белорусского фронта, с которым полк связи дошел до Берлина. В ноябре 1944 года 2-я танковая армия была переименована в гвардейскую, а полк связи стал 5-м гвардейским полком связи. За боевую работу по обеспечению связью командования по линии наблюдательных пунктов в Белорусской и Висло-Одерской операциях я был награжден вторым орденом Красной Звезды.
В период боев за Берлин связистам полка пришлось не только заниматься обеспечением связи, но и участвовать в боевых действиях.
Немцы отдельными боевыми группами старались вырваться из окруженного Берлина и уйти для сдачи в плен к союзникам. Мне было приказано с группой солдат и сержантов в количестве 30 человек с тремя пулеметами и двумя немецкими фаустпатронами оседлать одну из дорог, ведущих на северо-запад от Берлина. Я расположил группу на въезде в населенный пункт. Улица населенного пункта была узкая, удобная для перехвата прорывавшихся из Берлина немцев.
...С начала как охранение появились два мотоциклиста, затем шел танк, две автомашины с солдатами, замыкал колонну бронетранспортер. Пропустив мотоциклы, старший сержант Осипов ударил фаустпатроном по гусенице танка. Танк резко развернулся, его пушка вошла в окно первого этажа строения, и танк уже ничего не мог сделать. По бронетранспортеру выстрелили из второго «фауста», и колонна была блокирована. Одновременно с этим открыли огонь автоматчики и пулеметчики. Немцы сразу закричали и подняли руки вверх. Мы взяли 18 человек пленными. За выполнение этой боевой задачи и обеспечение связью командования в период Берлинской операции я был награжден орденом Отечественной войны II степени. Это была моя третья награда за период войны...
5-й гвардейский полк связи участвовал в боевых действиях на Центральном, 1-м и 2-м Украинских и 1-м Белорусском фронтах. Я в составе своего полка участвовал в освобождении территории от немецких захватчиков России, Украины, Белоруссии, Молдавии, а также Польши, Румынии. Закончил войну в боях за Берлин в звании капитана.
П о окончании Великой Отечественной войны фронтовой опыт мы не забыли. В Советской Армии уделялось очень большое внимание боеготовности и мобилизационной готовности войск. Чтобы обеспечить на необходимом уровне высокие требования по этим вопросам, много работали над совершенствованием методики обучения как солдат и сержантов, так и офицеров, всех подразделений в целом.
Например, понимая важность значения обученности экипажей радиостанций, в полку связи, которым я к тому времени командовал, уделялось серьезное внимание подготовке курсантов учебной роты – будущих начальников экипажей и аппаратных. С этой целью к занятиям привлекались командование полка, батальонов и некоторые командиры рот. Подготовка курсантов «учебки» и их авторитет были настолько высоки, что этим сержантам рядовые полка отдавали воинскую честь. Благодаря высокой подготовке старшего командного состава офицеры полка могли уходить домой в 18 часов, и я, как командир полка, их за это не упрекал, так как ротами в отсутствие офицеров уверенно управляли сержанты, поддерживая нужный порядок по всем вопросам, в том числе и боеготовности подразделения.
Учения в тот период проводились часто, не менее 5-6 раз в год. Полк участвовал и решал задачи по обеспечению связи на учении «Днепр», которое проводил министр обороны СССР. На них присутствовали делегации от всех стран Варшавского договора. Полк с задачами по обеспечению связи справился успешно. Впоследствии мне с полком пришлось участвовать в мероприятиях, проводимых в Чехословакии в сентябре-октябре 1968 г.
В 60-х годах прошлого столетия предъявлялись высокие требования к боевой и мобилизационной готовности войск. Память сохранила в связи с этим службу в должности командира полка в 1966 году. В этом году за 10 месяцев боевой подготовки полк различными военными инстанциями был восемь раз поднят по сигналам учебной и боевой тревоги. Последняя тревога с частичным отмобилизованием была проведена в декабре 1966 года комиссией Главного оргмобуправления Генерального штаба под руководством генерала армии Штеменко. Полк был оценен на «хорошо». Я был представлен к ордену Красного Знамени и в мирное время получил боевой орден.
В декабре 1971 года я был назначен начальником Томского высшего военного командного училища связи, которым прокомандовал до августа 1979 года. Во время работы в должности начальника училища я стремился свой фронтовой опыт передать и внедрить в методику подготовки будущих офицеров войск связи. Орден «За службу Родине» III степени – оценка ратного труда тех лет."
В 19--году он стал начальником факультета Военной академии связи в г. Санкт-Петербурге и прослужил на этой должности до ухода в запас.
 
AlexДата: Пятница, 13.01.2012, 12:42 | Сообщение # 56
Группа: РККА
Сообщений: 435
Статус: Offline
Общая информация по организации (источника, увы, не знаю, взято с http://forum.vif2ne.ru )

К началу войны части и соединения сухопутных войск имели следующие подразделения и части связи: артиллерийская батарея — отделение связи; стрелковый батальон (артиллерийский дивизион)—взвод связи; стрелковый полк—роту связи; кавалерийский полк—полуэскадрон связи; артиллерийский полк—взвод связи батареи управления; танковый полк—взвод связи; стрелковая дивизия—'отдельный батальон связи; кавалерийская дивизия—эскадрон связи; танковая бригада—роту связи; стрелковый (механизированный) корпус—отдельный батальон связи; кавалерийский корпус—дивизион связи.
Вышеуказанные подразделения 'и части связи в своем составе имели штатные радио- и линейные подразделения, а также подразделения подвижных средств связи.
Боевая и политическая подготовка частей и подразделений связи была направлена на глубокое изучение и обобщение боевого опыта организации связи, полученного при разгроме японских войск у озера Хасан (1938), в районе реки Халхин-Гол (1939) и в финляндско-советском военном конфликте (1939—1940).
Частое привлечение подразделений и частей 'связи на общевойсковые тактические учения и маневры способствовало всестороннему изучению новых положений по связи и приобретению практических навыков в обеспечении устойчивого и надежного управления войсками в соединениях и частях.
Для штабов фронтов и армий (в зависимости от их боевого состава) предусматривалось при развертывании на случай войны формирование отдельных полков связи, отдельных линейных батальонов связи, отдельных телеграфно-строительных, телеграфно-эксплуатационных и кабельно-шестовых рот. На окружные и армейские части и подразделения связи мирного времени возлагалось доукомплектование фронтовых и армейских частей и подразделений связи до полного комплекта, а также создание запасных частей связи.
Фронт должен был иметь полк связи, радиодивизион, линейных батальонов связи—5—6, телеграфно-строительных рот—3, телеграфно-эксплуатационных рот—3, кабельно-шестовых рот—3, радиодивизион особого назначения, полевые почтовые учреждения,. склад и мастерские связи. Армия соответственно—полк связи, линейно-кабельный батальон связи, две телеграфно-строительные роты, телеграфно-эксплуатационную роту, кабельно-шестовую роту,. склад, мастерские связи 'и полевые почтовые учреждения.
Каждой части и подразделению связи были определены задачи. Отдельный полк связи предназначался для развертывания узлов связи двух положений командного пункта оперативного объединения. Это позволяло обеспечить непрерывное управление войсками при перемещении командных пунктов фронта и армии.
Отдельный радиодивизион планировался для усиления радиосредствами фронтового звена управления.
Отдельному линейному батальону связи фронта ставилась задача строительства и восстановления проводных линий как на оси,. так и на одном из закрепленных направлений к армии общей протяженностью до 90 км. Линейному батальону связи армейского1 типа предписывалась задача обеспечения проводной связи армии. Табельные средства батальона рассчитывались на строительство постоянной линии связи емкостью в одну цепь протяженностью до 40 км и кабельно-шестовой линии на два провода до 70 км.
Телеграфно-строительные роты использовались для строительства или восстановления линий связи фронта .и армии, усиления частей 'связи, действовавших на направлениях связи к армиям или •на оси связи фронта (армии). Расчет сил и средств роты позволял строить участок протяженностью до 45 км.
Телеграфно-эксплуатационные роты вводились для обслуживания линий связи на участке в 100—120 км. На кабельно-шестовые роты возлагалась задача обеспечения связи взаимодействия. Расчет табельных средств позволял строить кабельно-шестовые линии-' в один провод протяженностью до 80 км.
Указанные типы рот предполагалось иметь на конной тяге к на автомобилях. Моторизованные роты имели большую численность личного состава.
Важным фактором, определяющим боевую готовность войск связи всех звеньев управления и их способность обеспечить надежную .связь, были степень укомплектованности частей личным составом, средствами связи и техническое состояние этих средств.
В годы мирного строительства особое внимание уделялось дальнейшему развитию радиосредств, дальней телефонной и телеграфной буквопечатающей связи. Наибольшие успехи в области совершенствования военной техники связи были достигнуты в конце-30-х годов, когда закончились 'разработка и испытание различных образцов отечественных средств связи. Непосредственно в предвоенные годы (1940—1941) были разработаны, приняты на вооружение и начали поступать в войска достаточно современные общевойсковые радиостанции PAT, РАФ, РАФ-КВ, РСБ, РБ, авиационные радиостанции РСБ-Збис, РСИ-4, РСР-М и танковые 9Р,. ЮР и РСМК (табл. 4). Для воздушно-десантных войск была специально разработана радиостанция типа «Север».
В то же время на вооружении армии в значительном количестве имелись радиостанции 6ПК, 5ПК, 11АК., 71ТК и др., разработанные в 1931—1935 гг.
При разработке радиостанций должное внимание обращалось на эффективное использование коротких волн, что позволяло значительно расширить диапазон, увеличить число рабочих частот и резко уменьшить габариты станций.
Радиостанции отечественного производства, которые поступали на вооружение Красной Армии в 1941 г., по своим качествам превосходили многие образцы радиостанций, состоявших на вооружении иностранных армий. Наиболее удачной в конструктивном и эксплуатационном отношении была радиостанция PAT. Она была основным типом среди радиостанций, предназначенных для связи штабов фронтов с Генеральным штабом. Эта радиостанция при мощности передатчика до 1 кВт обеспечивала связь на расстояние 2000 км и более. Не имели себе равных среди подобных станций как в западноевропейских, так и в американской армиях станции РБ и ЮР.
Накануне войны нашими инженерами была разработана поме-хозащищенная аппаратура «Алмаз» к радиостанции PAT, которая обеспечивала работу буквопечатающих аппаратов Бодо по радио.
В 1940 г. был разработан опытный образец телеграфного аппарата для Красной Армии типа 2БДА-40, который имел лучшие конструктивные данные, чем аппарат Бодо гражданского образца.
Для организации проводной связи войска имели следующую телефонно-телеграфную аппаратуру: телефонные аппараты УНА-И-31, УНА-Ф-31, УНА-ФИ, ТАТ-Ф, ТАБИП; телеграфные аппараты Морзе, СТ-35, Бодо; телефонные коммутаторы КОФ-33, РЭ-12, Р-20, Р-60 'и но мерники различной емкости.
Из линейных проводных средств на вооружении состояли постоянные воздушные линии связи, полевые телефонные кабели ПТФ-7 и ПТФ-7Х2, телеграфный кабель ПТГ-19, шестовые линий связи, специальные машины типа АСК по прокладке и снятию телефонно-телеграфных кабельных линий.
Ярким примером достижений советской технической мысли были строительство и ввод в эксплуатацию в 1939 г. сверхдальней государственной воздушной магистрали связи Москва—Хабаровск протяженностью 8615 км, опыт работы которой и примененная на этой линии новая высокочастотная аппаратура способствовали 'успешному решению проблемы дальней телефонной связи.
Разработка новых образцов аппаратуры по заказам Управления связи Красной Армии велась коллективами конструкторов отдельных заводов 'и Научню-иоследовательским испытательным институтом связи Красной Армии, основная задача которого состояла в определении направлений конструкторских и исследовательских работ для нужд войск связи и в проведении всесторонних испытаний разработанной аппаратуры. Новые образцы техники связи не только не уступали такой же технике капиталистических стран, но и во многом ее превосходили.
Однако экономические возможности страны не позволили своевременно и полностью вооружить войска связи новой техникой и создать необходимые мобилизационные запасы.
В целом войска связи были укомплектованы техникой связи и вспомогательным оборудованием. Некомплект новых средств связи вынуждал иметь на вооружении армии в значительном количестве аппаратуру устаревших типов и образцов, в том числе и устаревшие образцы иностранной аппаратуры. Это существенно сказывалось на качестве подготовки специалистов связи, снабжении войск и пополнении мобилизационных запасов.
Теоретические взгляды на организацию связи вытекали из требований уставов Красной Армии и были разработаны в наставлениях и руководствах по связи. Для войск связи были изданы наставления по радиосвязи, телеграфии, телефонии, линиям связи и др. Готовилось к изданию Наставление по связи, некоторые главы которого были изданы отдельными брошюрами. Продолжалось обобщение опыта организации связи во время событий на Дальнем Востоке, освободительного похода Красной Армии в Западную Белоруссию и Западную Украину.
Изучение боевой работы военных связистов в военном конфликте с Финляндией позволило глубже развить советское военное искусство в области связи. Получили дальнейшее развитие принципы и способы организации связи в тактическом звене. Однако в оперативно-стратегическом звене управления не были выработаны единые и твердые взгляды на вопросы организации связи. Проводная связь фронтов и армий не в полном объеме учитывала потребности в связи командующих родами войск (артиллерии, бронетанковых войск), начальника тыла и тыловых органов. Считалось, что связь в их интересах будет обеспечиваться по общим сетям связи командующих и штабов фронтов и армий.
 
AlexДата: Среда, 18.01.2012, 22:53 | Сообщение # 57
Группа: РККА
Сообщений: 435
Статус: Offline
http://forum.qrz.ru/thread31956.html
 
CRBAmanДата: Понедельник, 30.01.2012, 02:00 | Сообщение # 58
Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Статус: Offline
может есть у кого-то данные по сумке связиста и инструментах?
 
AlexДата: Понедельник, 30.01.2012, 21:58 | Сообщение # 59
Группа: РККА
Сообщений: 435
Статус: Offline

Рисунок из "Учебника телефониста Красной Армии" (1939 г.)
Пока немногочисленные данные(
+ обсуждение тут:
http://reibert.info/forum/showthread.php?t=118146
Прикрепления: 2594979.jpg(102Kb)
 
sotamestariДата: Понедельник, 30.01.2012, 23:25 | Сообщение # 60
Группа: Пользователи
Сообщений: 52
Статус: Offline
Вот сумка Красной Армии для инструментов выпуск до 1941.

[URL=http://www.radikal.ru] http://s018.radikal.ru/i524/1201/b6/5688b999b987.jpg

[URL=http://www.radikal.ru] http://s013.radikal.ru/i323/1201/5e/0819943e6166.jpg

Вот русской императорской армии.

[URL=http://www.radikal.ru] http://s018.radikal.ru/i517/1201/8c/eaaf6bc27164.jpg

[URL=http://www.radikal.ru] http://s018.radikal.ru/i525/1201/2f/e063ee6c0997.jpg


Сообщение отредактировал sotamestari - Понедельник, 30.01.2012, 23:29
 
Форум реконструкторов Беларуси » Вторая Мировая война » Рабоче-Крестьянская Красная Армия » Телефоннная связь в РККА (Любая информация по теме)
Страница 4 из 7«1234567»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2016Сайт управляется системой uCoz